Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

апрель

15 июня - круглый стол в МГУ к 10-летию воссоединения РПЦ и РПЦЗ

Круглый стол «Русское Зарубежье: история и наследие» к 10-летию исторического воссоединения РПЦ и РПЦЗ



15 июня 2017 г. в 14.00 на историческом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова (4 этаж Шуваловского корпуса МГУ, аудитория А-416) состоится круглый стол «Русское Зарубежье: история и наследие», приуроченный к произошедшему ровно 10 лет назад историческому воссоединению отечественной и зарубежной частей Русской Церкви – РПЦ и РПЦЗ, между которыми в мае 2007 года в Храме Христа Спасителя был подписан «Акт о каноническом общении». Разговор о Русской Православной Церкви за рубежом и Русском Зарубежье как феномене русского мира и русской культуры, оказавшихся разделенными в результате революции 1917 года, особенно актуален в год ее столетия.

Соорганизаторами круглого стола являются исторический факультет МГУ, философский факультет МГУ и храм Живоначальной Троицы на Воробьевых горах.

В рамках круглого стола прозвучат выступления, посвященные истории и каноническому статусу Русской Православной Церкви за рубежом, «философскому пароходу» - высылке большевиками ведущих ученых и общественных деятелей из страны, деятелям Русского Зарубежья. Среди участников круглого стола – сотрудники исторического факультета МГУ, философского факультета МГУ, ПСТГУ, МДА, Дома А.Ф. Лосева и храма Троицы на Воробьевых горах.

Приглашаем на круглый стол сотрудников, аспирантов и студентов МГУ, а также всех желающих.

Гостям МГУ, желающим присутствовать на круглом столе, но не имеющим пропуска, необходимо переслать свои ФИО и паспортные данные до 15 июня, 12.00 на эл. адрес секретаря круглого стола: sofia-istfak@mail.ru

Адрес: Ломоносовский проспект, дом 27, корпус 4, Шуваловский учебный корпус МГУ имени М.В. Ломоносова, аудитория А-416 (4 этаж). Проезд до станций метро «Университет» или «Ломоносовский проспект».

(no subject)

Кристофер Чиверс, корреспондент The New York Times в Москве написал для американских читателей материал о трагедии в Беслане.

Беслан. Школа. Стратегия выжить...


beslan_10_be_view

По мере  общения с бывшими заложникми, по мере того как я составлял план школы, я получил представление об основных путях спасения заложников и основные причины их гибели.
Это помогло мне составить общую структуру статьи.
Я понял, что мне нужно выбрать персонажей, на примере которых можно показать эти пути: тех, кому удалось спастись во время захвата, тех, кого террористы казнили в первый день, тех, кого вывел Аушев, и наконец тех, кто смог вырваться из школы 3 сентября через главный вход, через окна спортзала и тренажерного зала, тех, кто пережил все ужасы, которые творились в столовой.

Читать дальше.
Киану Ривз

ЮЛИАН СМИРНОВ НАНОСИТ ОТВЕТНЫЙ УДАР (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

ЭКС-СТУДЕНТ ФИЛОСОФСКОГО ФАКУЛЬТЕТА ЮЛИАН СМИРНОВ ГОТОВИТ ОТВЕТНЫЙ ИСК ПРОТИВ ДЕКАНА ВЛАДИМИРА МИРОНОВА. СМИРНОВ НАМЕРЕН ПРИВЛЕЧЬ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЧЛЕНА ПАРТИИ ЖУЛИКОВ И ВОРОВ "ЗА ПОПРАНИЕ ФИЛОСОФИИ В УГОДУ БИЗНЕС-ИНТЕРЕСАМ". А ПОКА - ПРОДОЛЖЕНИЕ САТИРИЧЕСКОГО РОМАНА О ФИЛОСОФСКИХ ЗЛОКЛЮЧЕНИЯХ ЮЛИАНА СМИРНОВА



28 Вскоре меня выпустили из КПЗ с тем условием, чтобы я явился в прокуратуру и получил на руки обвинительный акт. Посидев в КПЗ, я понял, что туда на двое суток могут «поместить» ни за что ни про что любого человека. Ладно бы меня, Каина, – там может оказаться всякий… Но дело не только в этом, оказаться может всякий, а кормить его никто не будет. Именно об этом я, не называя имён и ни на кого не жалуясь, хотел сказать прокурорам. Мне вздумалось просить за тех, кого задержали, и обратить внимание прокуроров на то, что двое суток без еды и питья – это, знаете ли, тяжело для любого человека, не только для меня, Каина, но даже для тех двух негров, которые переходили улицу на жёлтый свет…

29 Прокуратура – это изящное чистенькое гнёздышко, где сидят прокуроры, сразу видящие и понимающие то, кто к ним пришёл… В прокуратуру обратиться может каждый – не с каждым прокуроры станут разговаривать. Со мной разговаривать не стали. И я получил какой-то листок, в котором я обвинялся в «побоях» и «оскорблении». Надо заметить, что Институт «философии» за разбитые стёкла заявлять на меня не стал. То есть обвинительный акт, преподнесённый мне прокуроршей в широкой юбке, был обвинительным актом по уголовному делу, возбуждённому по факту «массовой потасовки» философов на конгрессе. В этом документе, надо заметить, отмечались моя невменяемость и прогрессирующие шизотипические расстройства.

30 Адвокат сразу понял, что я не дам ему ни копейки, и потому возненавидел меня и стал относиться ко мне с лютой и нескрываемой злобой. Вскоре я узнал, что борьба с адвокатом – это самое сложное и тягостное, что только может быть в каверзном, искажённом, бредовом и уродливом мире, имя которому суд. Балансирование на канате суда – это далеко не самое страшное, что может произойти с человеком, но это балансирование становится невыносимым, когда адвокат изначально настроен против.

Collapse )